Сара Ханжарова (xanzhar) wrote in sakharov_talks,
Сара Ханжарова
xanzhar
sakharov_talks

Category:

15 февраля, доклад Игоря Федюкина на дискуссии в СЦ "Будущее науки"



Я хочу сказать, что я также являюсь советником Министерства экономического развития Российской Федерации, и в этом качестве являюсь членом научного коллектива, который работает над стратегией инновационного развития Российской Федерации до 2020 года¸ которая значительное внимание уделяет этому вопросу. С одной стороны я хотел оговорить такую свою ведомственную ангажированность, с другой стороны выскажу своё мнение, никоим образом не официальное, и, может быть, не ориентируясь на официальные документы.

Я бы начал с того, что неправильные у вас вопросы.
Первый вопрос: Способны ли амбициозные проекты властей обеспечить конкурентоспособность российской науки?

Во-первых, что такое конкурентоспособность?И как обеспечить путь к спасению. Такая постановка вопроса неправильна, потому что она подразумевает, что мы знаем, что такое спасение науки и чем, какими параметрами спасённая наука отличается от не спасённой. И чем конкурентоспособная наука могла бы отличаться от неконкурентоспособной? Мы знаем, где эта грань, в чём она состоит?

Вот как раз об этом стоило бы поговорить. О том, какую науку мы считаем спасённой, а какую конкурентоспособной. И ответа на эти вопросы у нас нет. Понимания того, какой должна быть наша наука через 10 лет, как мне кажется, довольно чёткого у нас нет.

Затрагивая второй вопрос…Единственное, что понятно сегодня, наука не может конкурировать с лидером…с глобальным лидером – США – по всему фронту исследований. Уже понятно, что этого не будет Но даже в рамках такой квалификации мне кажется, существует огромное количество разных моделей, выбор между которыми предполагает ответ на множество самых разных вопросов, в том числе и на такой небанальный вопрос – «А что из себя вообще могла бы представлять российская наука, национальная наука в 21 веке?» Совершенно очевидно, что национальная наука в 21 веке – это совершенно не то, что национальная наука в середине 20 века. Но что это такое, будет ли вообще такой зверь и в чем эта «национальность» может выражаться, мы, как общество, для себя не сформулировали. Это не значит, что у нас нет разных мнений по этому поводу, в той или иной форме это может быть заложено в каких-то официальных документах, но чётко, как общество, как профессиональная среда, мы это для себя не сформулировали.

Далее - способны ли амбициозные проекты властей обеспечить конкурентоспособность российской науки? Ну, это обсуждать не интересно, потому что ответ, конечно, «нет». Конечно, никакие один, два, пять проектов, также как одна, две, пять личностей, скажем Осипов, Ковальчук, Гельфанд, Фурсенко, Северинов, прошу прощения, если коллег удивил такой административный ряд, конечно, не способны спасти, обеспечить конкурентоспособность. Такая постановка вопроса уводит в сторону от каких-то серьёзных вещей, от поиска проекта или личности.

В третьих, что касается первого вопроса, здесь есть подмена. Что касается того же Сколково – ему не ставилась такая задача, как обеспечивать конкурентоспособность российской науки. Сколково должно обеспечивать среду, где будет происходить консолидация результатов научных исследований. Понятно, что эта коммерциализация может возникать только как искра между двумя электродами, между наукой и бизнесом, и в этом смысле наука, конечно, там должна присутствовать. Но, со всем тем, мне кажется, что это очень важные проекты, и Сколково, и в этом смысле я бы их горячо поддерживал, они представляют собой попытку легитимизировать таким достаточно дорогостоящим, сложным способом новые механизмы и принципы организации исследований, коммерциализацию результатов исследований, всей научно-технической и инновационной сферы. И это очень важные вещи. Если говорить о тех же мегагрантах, то суть их не в том, что эти нобелевские лауреаты …дадут или не дадут эти конкретные проекты какие-либо научные результаты, три статьи или пять статей – не в этом дело, мне кажется. А дело в том, что, объявляя какой-то проект, государство пытается послать своему научному сообществу, университетскому сообществу очень сильный сигнал о том, что необходимо привлекать ведущих учёных, необходима конкуренция ведущих учёных на международном уровне, необходимо платить им существенно большие деньги, например, что нобелевскому лауреату надо платить по гамбургскому счёту, а не по стандартам уважаемых российских университетов. И это с одной стороны, банальная вещь, но на самом деле не банальная. Это вещь, которую приходится внедрять в наш научный, вузовский обиход именно таким путём, и буквально несколько недель назад в Минэкономики мы рассматривали проекты программ развития двух уважаемых Федеральных университетов. Не буду называть их по имени, но мы очень удивились, обнаружив, что один из них в графе «приглашение визит-профессоров» на 2011 год заложил 500 000 рублей. Мне кажется, это сразу говорит всё о приоритетах руководства этого вуза, что им гораздо интереснее заниматься стройкой, куда и направляются, согласно документу, миллиарды. Таким, не всегда ловким способом задать какие-то новые векторы развития, новые правила игры, новые принципы почти насильно, почти петровским методом внедрить их в нашу практику, в этом, мне кажется важнейшее значение этих проектов. Здесь может быть какая-то отдача от них, и это ни я, ни мои коллеги не списываем со счетов. И я тоже поделюсь другой историей, беседой с коллегой, молодой дамой, работающей как раз в Сколково, которая имеет международный опыт, которая работала в международном бизнесе до этого. На вопрос, нужно ли нам приглашать IT для создания образовательных классов в том самом Сколково, сказала «ну, что нам IT, мы сами строили Троицк, Дубну, что мы, сами не сможем?» Понятно, хочется возразить – «девушка. Мы с Вами не строили Троицк и Дубну, и наши отцы не строили. Наши деды может быть и строили, но это уже не вдаваясь в вопрос о том, чем Троицк и Дубна отличаются от Силиконовой долины понятно, что этих компетенций по заданию Правительства у города нет. И это как раз к третьему вопросу об утечке мозгов. Который мне тоже кажется неправильным. Вопрос утечки мозгов – это вопрос десятилетней давности. Вопрос должен стоять о привлечении мозгов. О привлечении мозгов, которых у нас нет, о привлечении мозгов в тех компетенциях, которые у нас утеряны. С пониманием о том, что за эти мозги мы конкурируем уже даже не с Соединёнными Штатами, а с Китаем, Казахстаном, Бразилией. В этом смысле подготовка нового поколения кадров, это, действительно, важнейшая задача, которая стоит перед нами сегодня.

Это, конечно, прекрасно, что наши Федеральные университеты и Научно-исследовательские университеты в своих программах развития обещают привлечь столько-то членов научной диаспоры и столько-то молодых исследователей с международного рынка, российских, получивших образование в зарубежных университетах. Если мы сложим все эти цифры, то все эти принятые обязательства превышают реальный размер научной диаспоры. И в этом смысле то, что Президент Медведев сказал в Давосе, про необходимость подготовки специальной программы по обучению и подготовке наших кадров за рубежом, привлечении и подготовки молодых технологов, учёных, преподавателей, управленцев, по примеру того, как это делают, к сожалению пока более успешно модернизирующиеся страны, включая Китай. Это, действительно, важнейшая и сложнейшая задача. Потому что подготовка кадров это процесс и небыстрый и требующий способности реализовывать существенно более длительные программы, способные выдерживать одно и то же направление в существенно более длительном временном интервале, чем это умеют. Подготовить одного учёного, одного аспиранта, более или менее приемлемого молодого профессора – задача более долгосрочная, чем построить здание в Сколково. Сумеем ли мы встроить такую работу, которая будет не трёхлетней, не четырёхлетней программой, а будет работать на протяжении десятилетия: воспитание кадров, удержание кадров, увеличение кадров, создание для них мотиваций, вот это, мне кажется есть ключевое условие той самой конкурентоспособности российской науки.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments